Объединенный архив форумов UniverClub и StudLife (2006-2010). Поддерживает: Леонид Шевцов.

ЭРА ЗЕМЛИ

19
Я вот решил запостить свой рассказ, написанный еще в 2005 году.. Он большой, поэтому наверно буду помещать частями. Большая просьба: если взялись читать, дочитайте за один раз, там чтения минут на 20-30. Иначе получатся совсем другие впечатления. Буду рад конструктивной критике, сравню с тем, что сказал один писатель...


ЭРА ЗЕМЛИ


- Он безопасен.
- Это пока. Нужно быть готовыми.
- но он с нами, он всем доволен! ТОТ блефовал!
- посмотрим.




- Все люди равны в своих правах! Нет классовых и сословных разграничений! - ( На экране: молодой человек сидит в офисной ячейке с тремя мониторами – на одном какой-то график, на другом – таблица, по третьему на связи некий представительный мужчина) – Каждый работник общества получает стандартную зарплату! Нет малооплачиваемых профессий! – (тот же молодой человек, уже в бежевом фартуке, а не деловом костюме, длинной метлой метет улицу и дружелюбно улыбается едущему в дорогом джипе бизнесмену) – Технология гипнотического обучения позволяет человеку осваивать все профессии, необходимые обществу! – ( все тот же человек, в оранжевой каске и черном комбинезоне, орудует отбойным молотком в темном забое при свете нашлемных фонарей) – Да здравствует общество!!! Светлая память создателю современного общественного строя – Олегу В…
По экрану древнего телевизора пошли помехи, после своего набега оставившие только шипящую серо-белую поверхность.
Высокий худощавый старик с длинными пальцами проковылял от своего разваливающегося кресла к телевизору, сделанному еще в 20..-х в Японии, и выключил его. Щелкнув, экран начал темнеть, сужая веретено света к центру, пока не погас совсем.
Выглянув в окно, старик увидел лежащую на земле телевизионную антенну. Прикрепленная к стене немощной рукой, она не выдержала первого сильного порыва ветра. За окном не было ни единого живого существа. Все что видел старик за последний месяц – это ветер, небо, затянутое тучами, и голые деревья среди мертвых домов. В середине февраля умер последний друг и сосед, не хватило силы даже похоронить его. Животных старик видел последний раз в раннем детстве, если не считать птиц – они пролетали здесь довольно часто, а сейчас до их прилета оставалось несколько недель.
Внезапный приступ кашля прервал поток воспоминаний и скрутил старика, не успевшего вернуться в кресло, прямо на холодном полу. Простуда прицепилась к одинокому жителю три дня назад, когда он утеплял свое единственное окно. Сегодняшняя установка антенны еще более ухудшила состояние.
Из последних сил справившись с кашлем, старик утер с подбородка кровь, которая с утра стала отхаркиваться, и пополз на четвереньках, но не к креслу, а к роялю напротив окна.
Огромный, занимающий треть комнатушки, рояль казался перемещенным из другого места: это был единственный предмет в обветшалом доме, всегда блестящий и вытертый от пыли. Как оазис в пустыне, он выделялся чистотой черного цвета в окружающей серой комнате.
Теперь, после поломки телевизора, рояль остался последним занятием для старика. Шахматы были в доме у умершего последним друга, да и играть стало не с кем; набор карт разнес по мертвому району ветер, когда несколько дней назад старик раскладывал пасьянс на уличном столе.
Забравшись, наконец, на стул перед роялем, старик начал играть. Чистые, мягко переходящие друг в друга звуки заполонили мертвые окрестности, усиливаясь эхом от пустых коробок домов. Старик играл недолго. Через несколько минут его Сознание просто покинуло тело, будто кто-то открыл клапан. Руки его остались лежать на клавишах, а глаза из откинутой назад головы мертвым взглядом смотрели в окно.
Если бы кто-нибудь мог посмотреть из этого окошка в бинокль, он бы увидел вдалеке наполовину скрытую туманом, огромную, в несколько этажей, железобетонную стену со смотровой башней.





- Что это?
- Шопен, – солдат в комбинезоне цвета хаки и автоматической винтовкой за спиной утер вдруг навернувшуюся слезу.
- Что это он – остался один на десятки километров и играет на рояле. Для кого интересно.
- Для себя. Для души, – отвечающий вслушивался в доносимую ветром мелодию и отвечал немногословно.
- А что будет, когда он все-таки умрет?
- Я думаю, скоро узнаем.
Мелодия вдруг прекратилась, лишь отголоски последнего фальшивого аккорда еще витали в воздухе.
- Что с ним?
- все… - ответив, он начал спускаться со смотровой башни, чтобы доложить старшим по званию…



добавлено 11.06.2007 15:25:31

- Последняя жертва Стерильности умерла! Человечество свободно от безжалостного и всепроникающего вируса! – радостно вещал диктор с экрана. – Спустя 114 лет после начала эпидемии Стерильности мы можем покинуть Колонию! С завтрашнего дня будут оглашены пять человек, которые войдут в состав экспедиции по исследованию территории, на которой проживал последний житель. На этом спецвыпуск новостей завершен.
Владимир откинулся в кресле и глотнул Безалкогольный Газированный Напиток. Разнообразие торговых марок ушло в прошлое с образованием Колонии, и все Кока-колы, Спрайты и т. д. заменил БГН: без всяких вкусовых добавок и красителей, Колония на этом экономила, но обогащенный некоторыми минералами и витаминами.
Утром к Владимиру не пришло сообщение о сегодняшней профессии, это означало выходной. Поэтому он свободно смотрел общественное телевидение и пил БГН. Девятилетний сын в это время раздавал газеты на главной улице Волгограда, четырнадцатилетняя дочь работала парикмахером где-то на окраине. Жена уже два дня управляла швейным компьютером на одежной фабрике. Сам же Владимир вчера грузил вагоны высокоскоростного поезда на Новосибирск, и теперь у него болели руки и поясница. Может, поэтому он и получил выходной.
Владимир взял пульт с четырьмя кнопками – включить \ выключить, громче и тише, переключаться между каналами не было смысла, в Колонии транслировался только один канал – и сделал громче, потому что информационный блок сменился исторической передачей.
- Здравствуйте, с вами постоянный ведущий передачи «Прошлое и настоящее». Сегодня, в день смерти последнего человека, болевшего Стерильностью, настало время заново вспомнить о ее появлении и развитии. – ведущий отошел от камеры, чтоб зрители могли видеть экран на заднем плане. – Мы покажем вам старые пленки, еще без технологии объемной съемки. Как могли наши специалисты приблизили их к эффекту объема.
Увидев замелькавшие на экране кадры, Владимир поморщился – они походили на какие-то картины или фильмы более, чем трехвековой давности, почти без объема и с плохим качеством изображения.
На экране показывали города, полные зелени, красивые, но не функциональные; людей, гуляющих по паркам, детей идущих с портфелями в школу (Владимир даже удивился: он родился, когда школы были уже давно отменены, и дети получали всю важную информацию при рождении методом электронно-гипнотического воздействия на мозг), машины на бензиновых(!) двигателях.
- и вот 114 лет назад на территории Бразилии упал небольшой метеорит. Ученые со всего мира ринулись к месту падения. Домой они вернулись уже зараженные болезнью, позже получившей название Стерильность. Пять лет человечество почти ничего не подозревало, пока рождаемость в Бразилии не достигла нуля, а в десятках других стран снизилась до невообразимой отметки. Люди, заразившиеся страшным вирусом стерильности, больше не могли размножаться. И не только люди. Насекомые исчезали в течение месяцев на огромных территориях. Вскоре после Бразилии стерильным стал весь американский континент и часть Европы.
В результате долгих, и иногда нетрадиционных исследований был выявлен способ передачи вируса. Немногие в это поверили, но вирус передавался через биополе, или «ауру» человека. Чем сильнее была его аура, тем хуже было окружающим. Начались массовые убийства экстрасенсов по всему миру.
В это время за Уралом образовалась группа влиятельных людей. Они сплотили вокруг себя население и практически без крови захватили власть на неохваченной Стерильностью территории. В результате их борьбы была образована Колония, простирающаяся от Якутска до Воронежа с Востока на Запад, огибая при этом Москву и прилегающие районы, и от северной земли до Китая, захватывая его малонаселенную часть, Монголию и Казахстан. Были проведены газовые атаки на окружающие Колонию территории для очищения местности и построена восьмиметровая стена. Таким образом, здоровые жители Колонии отгородились от окружающего зараженного мира. Первые годы существования проводились разведывательные вылеты на истребителях, но и они прекратились после одного инцидента. На самолеты, летящие за границу Колонии, ставились биодетекторы, отслеживающие изменения биополей. Аппараты руководились напрямую из Центра Управления Полетами, и пилоты не знали показаний приборов. Когда звено пролетало над одним из поселков, биодетекторы показали настолько сильную ауру живущих в нем людей, что все самолеты попали в нее. Не имея права подвергать опасности жителей Колонии, ЦУП отдал приказ ПВО сбить все звено до вхождения в небо страны, не говоря ни слова пилотам. Их родным были выплачены стандартные компенсации за « гибель при выполнении государственного долга». Больше вылетов за территорию Колонии не предпринималось, тем более, что все двигатели пришлось переоборудовать после истощения нефтяных скважин.
В те же годы образовался новый общественный строй, уравнявший всех граждан. Отныне в мозг каждого человека при рождении закладывались знания для работы на всех профессиях, необходимых обществу. Каждый гражданин практически ежедневно стал получать новое рабочее место, получая такую же стандартную зарплату, как и все жители Колонии. Этот общественный строй хорош тем…
Владимир выключил экран, отлично зная все преимущества строя, и подошел к окну.
Огромный город с цепляющими облака зданиями… Многокилометровые поля солнечных электробатарей, берущих его в полукольцо… Изживающие себя грибы ядерных реакторов с другой стороны… Пластикобетонные сетки одинаковых «новостроек» Двадцатилетней давности, покрывающие половину города… Снующие туда-сюда электромагнитные и магнитоэлектрические машины… Пустые бульвары и площади… Будний день в одном из сотен идентичных городов Колонии: Волгоград, Омск, Тюмень, Екатеринбург…
Из всего этого, из окна квартиры, сделанной по стандартам Колонии, было видно только крохотный парк с качелями и горками, окруженный со всех сторон домами-среднеэтажками – от восьми до двадцати четырех этажей.
Как всегда, глядя на серость и одинаковость, Владимира потянуло к синтетическому пианино, приобретенному раньше его рождения. Профессионально расположив кисти, он начал играть – увлеченно, забыв обо всем, но очень тихо, чтобы не мешать соседям, которые тоже могли остаться на выходной.
Долго играть не пришлось: через час личный телефон сообщил, что надо забрать дочь из пригорода.





добавлено 11.06.2007 15:27:02

На этот дом за декоративным кирпичным забором засматривались многие люди, гадая, для чего же он используется. А здесь решалась судьба всего города: на первом этаже работали операторы машин, распределяющих профессии, а на втором – правительство округа, где сейчас определялся состав экспедиции за пределы Колонии. Председательствовал, как ни странно, заведующий программами населения:
- Я провел строгий отбор по следующим категориям: уровень интеллекта – не ниже девятисот двадцати по системе Румянцева; психологическая активность – не ниже двадцати восьми, но и не выше семидесяти двух процентов…
- Короче, – лицо перебившего человека не подсвечивалось в темноте лампами, как у остальных – это означало высокое звание.
- В общем, в результате отбора остались 3784 человека, их анкеты в базах данных ваших компьютеров, активизируйте системы поиска по любым угодным вам параметрам и выберите четырех лучших. Пятого, по правилам, определит случайный выбор, – заведующий незаметно нажал кнопку и перед каждым из стола выдвинулся сенсорный монитор с базой данных. Четырнадцать лиц склонились к ним, тщательно выбирая своего кандидата – кто по уровню интеллекта, кто по возрасту. Экраны, покрытые пленкой, не берущей на себя отпечатки пальцев и жир, тускло выделяли из темноты бело-голубым свечением лица озадаченных и задумчивых людей, мерцая на невидимой глазу частоте.
В результате трехчасового поиска и голосования, занявшего еще двадцать минут, были выбраны четыре человека для вылазки за пределы Колонии по Волгоградскому Смежному району.
«… Согласно статье пятой, части третьей «О статусе административных единиц Колонии» всем районам, граничащим с внешним зараженным миром, присваивается обозначение «Смежный» с полагающимся по статье двадцать четвертой правами и обязанностями жителей…»
Из оставшихся 3770 человек (четырнадцать кандидатов исключили из лотереи), компьютер случайным образом избрал пятого участника экспедиции.
- Странно, - пробурчал себе под нос заведующий программами населения. – Психическая активность на максимуме допустимого, моральные принципы высокие, в вооруженных силах не служил, боевые искусства не развивал… Но лотерея есть лотерея, – и объявил собранию высвеченное на экране имя…






Личный телефон вдруг замигал красным.
- Срочное сообщение… Интересно. – Владимир потянулся к мини-компьютеру, по старинной традиции называемому телефоном. устройство считало его отпечаток пальца и вывело текст.

Гражданин, вы включены в состав экспедиции, направляемой за пределы Колонии. Быть завтра в 6.00 у второго корпуса Вооруженных Сил. Неприбытие рассматривается как уклон от обязанностей и карается смертью.
Генштаб.
Волгоградский Смежный Район



- Алена! – позвал Владимир. – У меня срочная поездка. Надо подготовиться.




добавлено 11.06.2007 15:27:55

Все вокруг было непривычным, и оттого пугающим: глядящие черными окнами низкие дома, голые деревья, даже автоматическая винтовка в руках, и тела… Сгнившие, полузасохшие, полусожженные, застывшие в живых позах… Сидящие за столом, опустив голову на руки, сваленные в кучу, лежащие под деревьями…
- Здесь смотреть нечего, - морщась, произнес командир отряда, Олег. – Проверим дом последнего. Говорят, музыкантом был. Играл на этом… как его…
- Рояле, – впервые с утра подал голос Владимир. Он плелся сзади, и сейчас на него первый раз обратили внимание.
- Откуда знаешь? – подняла бровь единственная женщина.
- Интеллигент, … его. – Андрей зло сплюнул в сторону и пошел дальше. Остальные двинулись за ним. Он прошел Красноярский конфликт 15 лет назад и стал фактическим лидером команды. А Олег просто являлся единственным военнослужащим из всей группы.
Поправив лямки мешающего рюкзака, Владимир побрел за всеми, отстав на несколько шагов.
Внезапно сзади что-то загремело, и нарастающий свистящий рев заставил всех инстинктивно броситься на землю. Еще до того, как все закончилось, Олег привстал на колено, а затем совсем поднялся.
- ПВО! – прокричал он; несмотря на то, что рев затих, никто почти ничего не слышал. – Стреляли сверхзвуковыми ракетами по стае птиц. Возвращались с двухгодичного перелета. Наверное, детекторы засекли активность Стерильности среди них. Такое бывает иногда. Идем дальше, до того дома уже недалеко.





Когда подошли к старому трехэтажному домику с еще целыми стеклами, разделительная стена Колонии уже скрылась за туманом.
- Ну вот, пришли. – Ашот с облегчением уселся на скамейку рядом с уличным столом. Предлагаю отдохнуть и поесть перед тем, как заходить в дом.
- Учти – за нами следят в бинокли и, может быть, со спутника, – буркнул Олег, но все-таки присел.
Владимир пристроился с краю и начал распаковывать свой сухпаек. Взгляд его все время возвращался к дому, где, как ему казалось, ждет что-то неведомое, таинственное, пугающее…
- А вот помню под Красноярском, - начал Андрей. – Тоже сели вот так в лесу поесть. Нас было двенадцать человек, задание было – захватить ГЭС любой ценой. У этих мятежников там было что-то вроде командного пункта. А мы с тыла подходили, основные бои с севера велись, а нас с Монголии на электролете забросили. Электролет сбили потом, он как бы бомбить чего-то там пытался для отвлечения внимания. Так вот…
Жизнь ночного леса заполняла тишину своими звуками, они расслабляли и мешали сосредоточиться на задании; хотя мало кто на нем сосредотачивался, в спешке поглощая еду из пластиковых упаковок. Ели при слабом свете одного фонарика и молча.
- Андрей, идет, по-моему, кто-то!
- Здесь мятежников быть не может, расслабься, – и продолжил набивать рот тушенкой.
- Ну, точно, шуршит что-то.
- Сходи, посмотри и успокойся.
Рядовой осторожно ступил в темноту, присев, двинулся на шум. А через секунду – крик на высокой ноте, тут же захлебнувшийся. Вспышки выстрелов осветили большого волка, вцепившегося в горло солдату.
- Никогда с тех пор по одному никого не отпускаю, - мрачно и с тоской подвел итог Андрей и запил жидкостью из термоса.- И стараюсь не терять бдительности даже за едой. До сих пор совесть мучает. Двадцати лет парню не исполнилось…
- А ГЭС?
- А что ГЭС… захватили мы ее. Из одиннадцати четверо осталось, еще один во время транспортировки на базу скончался.

После отдыха начали проверять дом. Ашот первым распахнул дверь и замер на пороге.
- …!
- В чем дело? – в окно заглянул Олег. И встретился взглядом с мертвыми глазами. - …! Трудно ему жилось.
Обветшалая, пропитанная старостью и болезнью комната, вся покрытая пылью, видимо была единственным жилым местом в доме: сюда было стянуто все, нужное для старческой жизни. Один лишь рояль оставался блестяще-черным. Казалось, его последний аккорд все еще витает где-то в углах дома.
Вскоре все уже разошлись по комнатам и осматривали хозяйство последнего жителя; многие предметы были непривычны и чужды их техногенному* обществу. Так, например, долго рассматривали плоскоэкранный (что за примитивизм?) телевизор, не зная, что делать с помехами, бегущими по экрану – с антенной никто из них знаком не был. Владимир остался один у рояля, а остальные разбрелись по дому: Ашот поднялся на второй этаж, Андрей с Олегом спустились в погреб, а Света прошла в комнату, некогда бывшую холлом.
Владимир несмело опустился на стул, боязливо косясь на тело старика, теперь лежащее на полу, и притронулся к клавишам рояля. Дома он иногда играл на синтетическом пианино, но сейчас в голову пришла мелодия, которую он никогда не знал. Едва первые звуки пронеслись легким ветром по комнатам, дом будто бы подхватил мелодию – это было последнее, что мертвые стены слышали до прихода новых людей…



-Что это? Опять Шопен, та же музыка?
- Да, похоже.
- У них что, задания нет, развлекаться сели?
- Это не развлечение, тебе не понять… - вдруг прибор, на который два смотровых попеременно поглядывали, запищал.
- Э-э! У них в доме Стерильность!!!
- Не может быть! Быстро доложи в связной пункт!
Настала очередь более молодого солдата бегом спускаться с башни…




добавлено 11.06.2007 15:31:53
Владимир продолжал вдохновенно играть, а Света слушала, опершись плечом о дверной косяк. «Единственный духовный человек», - подумалось Владимиру. – «Остальным дела нет до Шопена или Баха, или кого-то еще».
Между тем переговорное устройство, лежащее на уличном столе, яростно пищало и мигало красным и желтым светом, но музыка уже увлекла за собой и Владимира, и Свету, а остальные были слишком далеко, чтоб услышать писк и треск.

Ашот повертел в руках необъемную фотографию какого-то парня с футбольным мячом и сделал шаг в сторону старого деревянного серванта с фарфоровой посудой.
- Не разбей, он им очень дорожил, – раздался тихий голос.
- Кто здесь?! – Ашот нервно развернулся по сторонам, но никого не увидел.
- успокойся.

Закончив произведение, Владимир откинулся на стуле, уставший и одновременно счастливый. Света продолжала о чем-то мечтать.
В таком положении их застал крик Ашота. Мгновенно Владимир вскочил и ринулся к лестнице, но Света опередила его и схватила за плечо, затем с немым укором передала его оружие и сама пошла вперед.
- Стойте, не идите ко мне!!! – истерично закричал со второго этажа Ашот. – Уходите, убегайте отсюда, прячьтесь в Колонию, быстрее!
- В чем дело? – командный голос незаметно подошедшего сзади Олега чуть не заставил Владимира спустить курок от испуга.


- Стерильность!!! – кричал Ашот. – Я стерильный!!
Света в страхе попятилась от лестницы.
- Убегайте! Спасайтесь!!!
- Уходим, – без раздумий скомандовал Андрей. – Быстро.
- Но так же нельзя! – возразил Владимир.
Несколько минут спорили. Света с Олегом удержали их от драки.
- Оставайся! – выкрикнул в лицо Андрей и швырнул Владимиру его рюкзак.
Втроем молча ушли, не оборачиваясь. Лишь Света мельком посмотрела на Владимира, оставшегося на крыльце. Легким бегом они отправились к воротам Колонии, скрытой туманом. Не зная, что делать с винтовкой, Владимир повертел ее в руках и положил на уличный стол вместе с рюкзаком. После неуверенно подошел к лестнице
- Не поднимайся! – вновь закричал Ашот. – А то застрелю! Я видел, как они ушли. Зачем ты остался?
- Я не могу бросить человека.
- Тебя оставили убить меня?!! – переходя на визг, заорал Ашот.
- Я понимаю, что у тебя паника… Я не знаю, чем тебе помочь… Могу только поговорить. Откуда ты знаешь, что стерилен?
- Я скажу, только когда они уйдут в Колонию!!! Я за ними слежу! Через пару часов они будут у стен Колонии, потом и поговорим, – уже спокойнее добавил Ашот.
Владимир вышел на улицу и вынул из рюкзака бинокль. Одна из последних моделей, разработанная специально для разведывательных групп, позволяла отчетливо рассмотреть людей на смотровой вышке Колонии. Они напряженно всматривались вперед, откуда должны были появиться трое разведчиков. Владимир навел резкость на своих партнеров по экспедиции. Еще долго им оставалось бежать до родных стен. Через несколько минут наблюдать за ними надоело. К Ашоту идти было бесполезно, и Владимир от скуки поднялся на покатую крышу соседнего дома. Там он устроился лицом к Колонии и слегка подкрепился пайком из рюкзака. Время от времени поглядывая на бегущих, Владимир начал изучать свою винтовку. Так он скучал около двух часов, пока не увидел, что Колонию и трех людей разделяет не больше километра.



- Приготовиться! Начинать, как только они войдут в двухсотметровую зону! – звучно скомандовал командующий этим приграничным участком.

Владимир уже неотрывно наблюдал за передвижением отряда и считал метры, оставшиеся до ворот Колонии. Вот осталось триста метров, двести пятьдесят… двести тридцать… вот уже Света машет руками, чтоб открывали ворота, но солдаты на стене сидят, не шелохнувшись у своих орудий.
Даже Света, наверное, поняла, что что-то не так, потому что все трое остановились.
На двухстах десяти метрах…
Андрей что-то говорит, может быть, что все так и должно быть, и все идут вперед.
Сто девяносто пять метров…
Многоствольные противопехотные орудия, долгие годы использовавшиеся только на учебных стрельбищах, по команде командира начали оглушительно слать вперед утяжеленные пули. Две таких установки могли за десять секунд перебить бегущую врассыпную роту (такие опыты проводились с заключенными), сейчас же они стреляли по трем идущим рядом людям, выпуская в секунду по нескольку десятков пуль каждое.
В это мгновение бинокль выпал из рук и покатился с крыши на землю, но даже без него было видно огни, вырывавшиеся из множества дул. Владимир с криком отчаяния съехал с крыши и поднял бинокль. Все его настройки сбились, и пока Владимир заново его настроил, прошло несколько минут. Тут его на миг ослепила яркая вспышка, а когда зрение вернулось, он увидел в небе четыре черные полосы, тянувшиеся от военной базы Колонии.
- С точностью до десяти метров, наши ракеты попадают с точностью до десяти метров… - пронеслось воспоминание о недавнем выступлении по телевидению министра обороны. Ноги отказались бежать, и Владимир упал на колени, следя за приближающимися ракетами. Вот уже он увидел их смертоносные красные наконечники, смотрящие практически на него, и раскинул руки, готовясь принять удар. Но ракеты пронеслись в десятке метров над его головой, ударом воздуха и звука его подбросило вверх, как спичку, и Сознание потеряло ориентацию, оно просто летело вслед за телом, повторяя все его перевороты. Не успело оно коснуться земли, как его вновь подхватила ударная волна и так же понесла неизвестно куда, преследуя разлетающимися от дома осколками и обломками. Вскоре тело потеряло скорость и, уже когда оно падало на землю, кусок железа, догнавший его, отсек часть левой кисти. Наступила обжигающая темнота.



добавлено 11.06.2007 15:34:03


- он что, умер?
- я бы не верил, ТОТ может все.
- он пытается нас обмануть?
- возможно. Если вдруг он жив, его нельзя пускать в колонию.


Открыв глаза, он увидел, что лежит на земле, напротив охваченных огнем домов. Глядеть на них было невозможно, они слепили глаза. - «Ракеты пускали по домам» - подумалось как-то со стороны. – « Но ведь там остался Ашот!» Боль жгла левую кисть, глянув на нее, Владимир обнаружил, что три пальца отсечены, а на указательном не хватает фаланги. Крови не было – горячей железкой прижгла рану.
- присядь, – услышал вдруг Владимир.
- Кто здесь? – Владимир неуклюже поднялся и, обернувшись, увидел стоящего у дерева старика, не дряхлого и больного, а гордого, с гладкими, абсолютно седыми волосами и бородой, смотрящего мудрым, чистым взглядом.
- Кто ты?!
- Да, бездуховными люди стали. Еще несколько десятков лет назад обратились бы на Вы, – старик отошел на несколько шагов и присел на скамейку возле стоящего рядом дома. – А еще – осмотрелись бы и сказали спасибо, если бы поняли, в чем дело. – старик указал рукой за спину Владимиру.
Оглянувшись, Владимир почувствовал, как к горлу подкатил ком. Он увидел оба дома в момент взрыва, огненный шар еще не достиг своего максимума, а мелкие обломки уже разлетелись в стороны. Вокруг неподвижно застыли тысячи мелких деталей и осколков, а воздух на определенном радиусе от дома был искривлен, как вода. Владимир, не веря, подбежал к висящему на уровне груди биноклю с россыпью стекла от вылетевших линз, они напоминали россыпь брильянтов, и взялся за него рукой. Попытался потянуть его к себе, но бинокль не шевелился, Владимир прилагал всю свою силу, но бинокль никак не изменил своего положения.
- не выйдет.Владимир вновь вспомнил о старике и подошел к нему.
- Что это все такое?
- время. Точнее, времени нет. Не в смысле, что его не хватает, а вообще, я бы даже сказал…- Плевал я, – Владимир замер в оцепенении, осмысливая произошедшее.
- как невежливо. Впрочем, это в духе вашего времени. Я подожду, пока ты придешь в себя, а потом поговорим.Старик исчез. Этого Владимир никак не ожидал. Легче было бы, если старик растворился с эффектами, красиво, как Владимир привык видеть в фильмах. Это оставляло бы какие-то надежды на нереальность, но так все получалось слишком реально и буднично. Мозг внезапно отказал во всем: перед глазами все расплылось, в ушах звенело и гремело; обхватив раскалывающуюся голову руками, Владимир кинулся в сторону, инстинктивно пытаясь уйти от боли. Боком налетел на бинокль, упал на колени и покатился по земле, не в состоянии контролировать тело, а затем оказался лицом напротив своих же пальцев, застывших в полете вместе с каплями крови. Этого мозг не выдержал, и Сознание провалилось в черную пустоту.


- Все, там никого живого. Сто процентов, - отрапортовал оператор биологического слежения.
- Стерильности нет.
- Радар сломался, – неуверенно произнес радист. Экран радара мигнул, будто в течение секунды область вокруг точки взрыва была заполнена людьми, а потом продолжил стабильно работать. – Нет, все нормально.




добавлено 11.06.2007 15:51:03
Владимир вновь открыл глаза. «Лучше бы я умер», подумалось при пробуждении. Опять все то же замершее безвременье.
- Теперь лучше? Ты готов поговорить как человек разумный? – голос прозвучал в ушах, тихо, но внятно.
- Готов, наверное, если без сюрпризов, – Владимир поднялся, оберегая руку, и подошел к скамейке, где сидел старик. Остановился, не решаясь сесть рядом с ним.
- Садись, не бойся меня. Я ничего не сделаю, – старик подвинулся ближе к краю.
Владимир осторожно присел.
- Я отвечу на любые твои вопросы, пока тебе или мне не надоест это занятие, а затем скажу тебе то, что мне нужно, – старик говорил, еле открывая рот, но голос его звучал в ушах ровно и негромко.
- Почему время остановилось? – первое, что пришло в голову.
- Мне так нужно. Я так сделал.
- Кто ты… вы?
- Хранитель Земли. Ее дух. Ее представитель. По-разному можно выразить основной смысл. Но для человеческого ума хватит этого.
- Как это понимать?
- Я делаю то, что необходимо для Земли, то, что идет ей на пользу, – старик скромно улыбнулся. – Ни одного процесса на Земле не происходит без моего участия… Почти ни одного.
- А эпидемии, землетрясения, цунами, вулканы, другие стихийные бедствия… - Владимир замолк. – А Стерильность!?
- Это все необходимые меры. Человечество слишком беспечно. Я обязан был пойти на это. И не один я.
- Не слишком ли жесткие меры? Уничтожить почти все человечество?!
- Кем ты себя возомнил, что смеешь осуждать меры, принятые в отношении моих созданий, и Меня, хозяина планеты, на которой ты - паразит и вредитель? – старик будто увеличился, он чуть не нависал над Владимиром, а голос его гремел, оглушая. – Может, ты недоволен тем, что я вообще допустил людей на свою планету, зная, что они погубили десятки планет и даже систем во Вселенной? – старик резко замолчал, видя, что Владимир вжался в скамейку, и направил взгляд в облачное небо. – Извини, мне еще никто не высказывал претензий. Я не ожидал.
- Да ничего, - пробормотал Владимир и тоже ушел в себя. – Вам еще не надоело отвечать на мои вопросы?
- Скорее выслушивать твои возражения. Можешь продолжать. Только без лишних эмоций. Я обещаю спокойствие со своей стороны.
- Хорошо… - Владимир задумался. Через несколько секунд он вспомнил, что собирался спросить сначала. – Почему Ашот кричал о Стерильности? Как он узнал о том, что он стерилен?
- Ашот встретился со мной. О стерильности рассказал ему я.
- А когда он заразился?
- В тот же момент, когда встретился со мной.
- То есть Вы… - старик кивнул, и Владимир вскочил от испуга. – И я теперь тоже?
- Я могу заражать Стерильностью, когда захочу, но сам я не болен. Можешь не бояться.
- Зачем вы заразили Ашота?
- Так было нужно. Впоследствии ты сам все узнаешь.
- Но почему…
- Не спрашивай, почему именно ты сейчас говоришь со мной - так спрашивает каждый, кто попадает в неприятную для себя ситуацию, – прервал старик.
- Тогда рассказывайте то, что хотели, я не хочу больше ничего спрашивать, – решился, наконец, Владимир.
- У меня к тебе есть… предложение. Если ты согласишься, ты должен будешь тайно проникнуть на территорию Колонии…
- А если я откажусь?
- То я оставлю все, как есть, и ты умрешь при взрыве.
- А что меня ждет после смерти?
- Время твоих вопросов закончилось, - резко ответил старик. – Делай выбор!
- Ну… Я думаю, ответ предсказуемый. Я согласен.
- Это хорошо. Я дарю тебе вторую жизнь, а ты выполняешь мое задание. Но предупреждаю, - старик внимательно смотрел в глаза. – Если ты откажешься что-либо выполнять - ты умираешь.
- Я все равно согласен, – твердо сказал Владимир.
- У тебя был выбор. И когда настанет время, никто не обвинит меня в принуждении, – старик мельком бросил взгляд на небо и продолжил. – Тебе надо будет пробраться в Колонию, как я уже говорил…
- А Вы? ВЫ же такой всемогущий? Я всего лишь смертный, паразит…
- Хватит! Не провоцируй меня. В первое же мгновенье, когда я верну время, несколько человек умрут из-за моей вспышки гнева. А если ты меня разозлишь второй раз, может случиться землетрясение где-нибудь в Африке, или что-то более масштабное.
- Что мне Африка? Людей там нет. Ничего не случится. – Владимир пожал плечами.
- Вот – ваше мышление! Вам нет дела до того, где вас нет. А Мне дорог каждый клочок суши, воды, воздуха моей планеты! Не я организую катастрофы, я всего лишь индикатор для Земли! Она чувствует, что мне хорошо (хотя вам не понять Ее чувств) и где-то светит солнце. Мне плохо, и Она готова мстить всем и везде. – старик забыл о Владимире и говорил больше с собой. Даже показалось, что он убеждает сам себя. Наверное, показалось. – Она чувствует все изменения моего настроения, Она ловит каждый мой вздох, все Ее существование – для меня, а я все делаю для Нее. В какой-то момент я перестал понимать людей, разозлился на них – на всех, понимаешь меня, - и Она… - старик осекся и внимательно посмотрел на Владимира. – Ты ведь понимаешь меня? Я бы сказал тебе все, но ты поймешь лишь малую часть, доступную для человеческого мышления… - старик щелкнул пальцами перед глазами Владимира, и у того, только что внимательно слушающего, вдруг помутнели глаза. Тело качнуло, как во сне, но в следующее мгновение Владимир тряхнул головой и, заморгав, пришел в себя.
- Извините, вы говорили про то, что я должен проникнуть в Колонию, а потом… что-то со мной случилось… - Владимир искренне извинялся. – Я прослушал.

добавлено 11.06.2007 15:51:46
- Ничего, иногда такое случается с моими собеседниками, - старик заглянул в глаза, словно проверяя. – Наверное, я слишком стар. Я продолжу: В самом сердце Колонии, в ее столице, в самом высоком и значительном доме страны находятся два человека. Но не думай о них, как о людях – они рассуждают и ведут себя по-другому. Они правят Колонией. Они – Правители муравейника, которым является твоя страна. Их слову подчиняется все; им, а не народу, как вам все время внушают по телевиденью и радио. Они никогда не меняют профессий как вы, никогда не разгружают вагоны, (я знаю, у тебя до сих пор побаливает спина), они только думают, как еще больше подчинить себе стадо, толпу, которая беспрекословно им подчиняется. Раньше ты был частью этого стада, теперь тебе решать, кто ты есть, – старик надолго замолчал. – Работал ли ты когда-нибудь на престижных работах? Можешь не отвечать, я ведь знаю, что с десяти лет тебя назначают на физический труд, вместо выходных – рутинные перекладывания бумаг в офисах и департаментах. А что ты получал взамен? «Стандартная заработная плата». Чтоб ты знал: у тех, на кого ты фактически работал, «стандартная зарплата» в несколько раз больше твоей. Ты знаком хоть с одним человеком, когда-либо участвовавшим в управлении фабрикой, организацией, неважно чем? И никто из твоих знакомых не знаком. Вы все – общество муравьев-рабочих, таким же отдельным обществом живет армия. Они, например, вообще не меняются, и служат, как и столетия назад. До высоких чинов доживают только угодные руководству. А руководство подбирается по слову Правителей, о которых ни вы, ни солдаты не имеете понятия. Вы живете во внушенном вам сверхдемократичном строе, фактически являясь рабами. Хочешь ли ты освободить свою страну?
- Как я могу сделать это? – спросил Владимир. За несколько минут разрушились все его представления о жизни. В нем проснулась ненависть к Правителям, о которых он только что узнал.
- Ты можешь посеять в стране панику и хаос. Это заставит Правителей совершать ошибки. Скоро о них узнают и свергнут. На территории Колонии я тебе ничем не помогу – я не имею возможности туда заходить, могу лишь «воспользоваться» чувствами Земли. Там территория Правителей. Они имеют такое же значение во Вселенной, как и я. Идем подальше отсюда, и время потечет своим чередом.




добавлено 11.06.2007 15:52:53
- Он точно умер. Его тело разорвало на куски при взрыве ракеты.
- будем надеяться. ТОТ Дух может оказаться сильней, чем мы предполагали.
- во всяком случае, надо быть готовыми.
- точно.




- Разрешите доложить, срочно! – молоденький офицер вытянулся в струнку перед командующим армией Волгоградского Смежного Района.
- Докладывай, – командующий почувствовал недоброе и отложил все бумаги.
- Товарищ командующий… - стало заметно, что парень волнуется. – Стерильность. В Колонии. Мы справимся? – неуверенно спросил солдат, глядя, как командующий бросился к переговорному устройству.
- Всех командующих отделами ко мне, БЫСТРО!



Владимир никогда не думал, что в Колонии существуют такие поселения. Вдоль Волги тянулись несколько длинных узких улиц с низкими, до пяти этажей домами. Все полуразваленные, достерильного времени постройки, они отапливались углем и дровами. Впритык к поселку рос лес, такого скопления деревьев Владимир никогда еще не видел. Жители жили тем, что сами добывали – у каждого было несколько животных и огород. Никто даже ничего не слышал об общественном телевидении или центральном управлении. Городок жил сам по себе, ничем не полезный, как еще тысячи мелких поселений по всей стране, никому не нужных и постепенно вымирающих. Владимир почувствовал желание остаться здесь, даже пожалел, что родился в огромном функциональном городе, где никогда не мог ощутить себя свободным. У него было время осмотреться, Старик перед расставанием сказал не спеша идти до цивилизованных городов, возможно отдыхая по дороге, но не привлекая внимания жителей.
Владимир решил переночевать в одном из пустых домов, благо их было достаточно. Понаблюдав, как греются местные жители, Владимир собрал в подлеске сухих веток, и сейчас сидел в сумерках, грея руки над пламенем. Несмотря на предостережения старика, он успел немного пообщаться с несколькими местными, благодаря этому ел простую домашнюю еду. Где-то за домами не в сезон драли горло коты, из-за них создавалось какое-то напряжение. Костер уже догорал, когда Владимир начал засыпать.


добавлено 11.06.2007 15:55:19



Огромный спрут протянул к нему свои щупальца, от них шел холод. Владимир отпрянул от него, но тело не желало слушаться приказов мозга. Оглядев себя, человек забыл о спруте – по всему телу ползли черви и жуки, постепенно сосредотачиваясь над сердцем и животом. Человек, утратив способность мыслить, стал сбивать с себя насекомых, но они лишь разрывались под ладонью, а из лопнувшей оболочки появлялись еще десятки. Тут же на горле почувствовалось липкое прикосновение. Закричать не удалось, щупальца сжали горло до хруста гортани, глаза налились


а уши заложило, после сна Владимир ничего не понимал, и пытался ощупать свое горло и сердце. Через секунду *оказалось, что оглушила его сирена, воющая где-то на улице.


Специально подобранный звуковой состав, использующийся в полицейской сирене ПСН-14, действует на психику человека со средними показателями по психологическим тестам устрашающе, дезориентирует участки мозга, отвечающие за анализ, реакцию, иногда движения и органы чувств. Иногда вызывает галлюцинации, особенно у слабонервных, детей, женщин и у людей, находящихся в состоянии сна. На последующую жизнедеятельность человека существенно не влияет.
Разрешение на использование ПСН-14 органами правопорядка и войсками



Владимир никак не мог понять, что происходит, хотелось забиться в угол или щель, спрятаться от пугающего воя, кроме того, по-прежнему беспокоил непонятный спрут и насекомые. Грань между сном и реальностью еще не ощущалась; когда его кто-то окликнул по имени, он не отозвался, лишь когда его твердо посадили на землю, мозг вдруг снова обрел контроль над телом. Владимир поднял голову. Над ним стоял мужчина с огромной косматой бородой, с ним Владимир познакомился, когда собирал дрова.
- Здесь три года не было армии. Не ты накликал? – голос был суров, и черные глаза из-под густых бровей смотрели с подозрением.
- Какая армия? Почему я накликал? – Владимир еще не пришел в себя полностью, сейчас смысл до него доходил обрывками.
- Я так и знал, что-то с тобой не то, - начал тихо ворчать мужчина, взял Владимира за воротник и поволок куда-то в темноту. – Пришел от внешней Стены, скрывался от людей, не разговаривал почти.
- Куда вы меня тащите? – Владимир никак не мог сосредоточиться из-за сирены, но страх почти прошел.
- В лес.
- Зачем?
- Ты ведь не хочешь встречи с войсками? – мужчина даже не смотрел на собеседника, только выбирал дорогу.
- Не хочу.
- Затем и тащу.

Только в лесу, когда сирена затихла, глаза привыкли к темноте, Андрей (Владимир вытянул имя своего спасителя) поставил его на ноги.*
- По сторонам света ориентируешься?
- Ну, немного.
- Иди на северо-восток до утра, потом поворачивай на запад, можно чуть к северу. – Андрей показал куда идти и побрел в сторону поселка.
- Андрей!
Он молча обернулся.
- Спасибо. Я знаю немногих людей, которые могли бы так… - залп из армейских винтовок прервал Владимира. Взгляд Андрея устремился к родному поселку.
С холма, с которого начинался лес, было видно все поселение. Сейчас его окружало, медленно сжимаясь, полукольцо пехоты, поддерживаемое бронетранспортерами. За сотню метров перед ними еще одним кольцом бесновались взрывы, огонь и обломки домов. Солдаты шагали по ровному пепелищу, выжигая, убивая и разрушая все, что находилось перед ними. Позади всех, на крыше вездехода стоял молодой офицер и командовал через усилитель.
- НЕ ПОДПУСКАТЬ НИКОГО БЛИЖЕ, ЧЕМ НА ТРИДЦАТЬ МЕТРОВ! БОЙЦОВ, ВОШЕДШИХ В КОНТАКТ С МЕСТНЫМИ ЖИТЕЛЯМИ, УНИЧТОЖАТЬ КАК СТЕРИЛЬНЫХ! НЕ ОСТАВЛЯТЬ НИЧЕГО ЖИВОГО! СНОСИТЬ ВСЕ ПОСТРОЙКИ!.. – но на холме всего этого не было слышно.
Андрей вдруг бросился вниз с холма, не замечая на своем пути ни кустов, ни ям. Владимир не попытался его остановить, неожиданно для себя любуясь игрой пламени и дыма. Никогда раньше Владимир не замечал такого рода красоту, а сейчас сам удивился, как он раньше этого не видел. Из оцепенения его вывел темный силуэт внизу, метнувшийся из тени на одного из солдат. Остальные бойцы отреагировали мгновенно: через секунду оба человека были убиты и охвачены огнем. Так умер последний житель безымянного поселка на берегу Волги.


добавлено 11.06.2007 15:56:41
Заметив, что солдаты продолжают прочесывать территорию, Владимир пошел в лес на северо-восток, как советовал Андрей. Через полчаса на месте, где он стоял, топтались четверо солдат.
- Здесь был кто-то еще. – уверенно сказал один из них, глядя на показания прибора. – Стерильный или нет – не могу сказать, с аппаратом что-то не то. Тот, кто здесь был, ушел в лес. Надо искать…



Похоже, сама природа (или Земля?) помогала Владимиру: сильнейший ливень, начавшийся вскоре после побега, смыл его следы, а плотный туман, опустившийся около полуночи, непонятным образом мешал поисковым приборам*. Владимир шел по вязкой земле, чувствуя, что нет необходимости скрываться от преследования. Изредка где-то высоко пролетал вертолет, но его прожекторы не просвечивали туман, окутавший ночной лес.

Утром Владимир повернул на северо-запад, не чувствуя усталости и голода, лишь выпил немного воды из ручья. К полудню, после стольких часов ходьбы,* лес незаметно расступился, и Владимир остановился, зачарованный открывшимся видом, на краю обрыва.
Город не был красив, скорее наоборот – нагромождение пластикобетона и стекла без зелени и парков (наверное, Дух Земли передал Владимиру часть своего мировоззрения – то, что раньше казалось обычным, сейчас вызывало грусть и сожаление). Вокруг города – поля солнечных батарей,* они отсвечивали, казалось, стало намного светлее из-за них, и огромные грибы атомных реакторов. Где-то вдалеке был виден другой город – к нему тянулось множество дорог. В небе двигались* вертолеты и небольшие самолеты, в основном армейские, а с севера приближался настоящий гигант – вмещающий в себя больше тысячи пассажиров, самолет напоминал плывущий по воздуху дом*. Ничего этого Владимир раньше не видел – в* городе его окружали лишь стены домов, едва не смыкающиеся где-то высоко над головой. Вскоре мысли вернулись в более практичное русло – предстояло как-то спускаться вниз.






добавлено 11.06.2007 15:58:49


- была полностью выжжена территория, охваченная Стерильностью, приборы показывают ее пассивность.
- это хорошо, еще что-то?
- плохая новость.
- какая?
- Он, похоже, все-таки вошел в Колонию…
- это я понимаю, Стерильность же появилась откуда-то.
- наверное, Он идет к Нам.





- Товарищ командующий, срочное сообщение из Саратова! – адъютант остановился возле стола и протянул государственный документ.
- Какое?
- Восстание. И относительно него приказ Правителей.
Седой командующий бегло просмотрел бумагу и поднял глаза на молодого парня.
- Уничтожить всех бунтующих? – адъютант неуверенно кивнул. – Без переговоров? – адъютант вновь кивнул.
- Представитель Правителей просил добавить, что необходимо проверить на Стерильность. Если она активна - принять все необходимые меры. Я могу идти? – командующий молча указал на дверь и адъютант вышел.



Владимир стоял в чаше пятиметровой спутниковой антенны на вершине трехсотметрового *дома и наблюдал, как далеко внизу сотни послушных ему людей крушат строй растерянных полицейских. Те даже не пытались отбиваться и вскоре падали под ноги нападавшим. С них стягивали шлемы и топтали ногами. Толпа захватила целый район города, и теперь крушила и грабила магазины, сжигала автомобили и избивала тех, кто попадался на пути.
Несомненно, во Владимире теперь было что-то от Духа Земли, иначе как объяснить, что недлинная речь на *грузовом вокзале настроила сначала рабочих, а потом и многих других на бунт. Владимир поднял восстание и исчез, контролировать его ход было незачем. Он решил до рассвета покинуть Саратов и направиться к столице – Екатеринбургу, где зародилась Колония и было ее сердце.
Ночью почти весь город был во власти мятежников – везде раздавали* оружие и горели костры. После полуночи бунтовщики забросали гранатами и сожгли правительственное здание со всеми его служащими. Толпа ликовала, но Владимир знал, что к городу приближаются войска Правителей, поэтому сразу после сожжения здания он покинул заполненную людьми площадь и направился к пассажирскому вокзалу. Поезда еще ходили, управляемые электроникой, и многие люди покидали мятежный город с огромными чемоданами – кто со своими вещами, кто с награбленными. Владимир сел в сверхскоростной магнитный состав на Екатеринбург и заснул на удобном сидении.


добавлено 11.06.2007 16:02:15
На рассвете его разбудил экран на стене, сообщавший срочные новости.
- Саратов час назад был очищен от носителей Стерильности. Страшная болезнь была обнаружена аналитическим отрядом Первого Корпуса Правительственных Войск. К сожалению, эти доблестные воины не успели покинуть зараженную область до ее биологического очищения. Родственникам всех бойцов ПКПВ будут выплачены компенсации. Все виды транспорта, покинувшие Саратов, и все граждане, покинувшие его *до пяти дней до этой трагедии, будут проверены на Стерильность. Следите за развитием событий со службой новостей, - экран автоматически выключился.
Через час поезд начал замедлять свой ход. Пассажиры засуетились и начали собирать свои вещи. Владимир уменьшил затененность окна и увидел распределительные пути, на одном из которых остановился и его поезд. Неподалеку стоял еще один состав, тоже из Саратова. Над последним медленно летел вертолет с массивным биодетектором под днищем, один солдат регистрировал показания прибора. Дух Земли предупреждал, что нужно избегать биодетекторов больше, чем чего-либо, поэтому Владимир, стараясь не обращать на себя внимания, подошел к двери выхода. Как он и ожидал, она была заблокирована электроникой, *получившей приказ от войск. Владимир остался у двери, не отрывая взгляда от вертолета за окном. Когда тот облетел * весь соседний поезд, солдат, следивший за прибором, махнул рукой, и вертолет выпустил ракету по первому вагону. Все вокруг тряхнуло, вещи попадали с полок, люди закричали, а вертолет начал лететь в обратном направлении, обстреливая каждый вагон*. Толпа прижала Владимира к двери, но выйти не удалось. Вдруг по всему вагону включились экраны, показав крупным планом лицо мужчины средних лет в красном берете. Съемка, вероятно, велась прямо в вертолете, изображение слегка тряслось, а звук заглушал гул двигателей.
- Пассажиры рейса Саратов – Екатеринбург! Не паникуйте и сядьте на свои места! – командным голосом вещал офицер. – Будет проведена проверка на Стерильность. Если она не будет обнаружена - никто не пострадает. В противном случае, паника не спасет, - мрачно добавил он и продолжил. – Не пытайтесь покинуть поезд. Оставайтесь на местах, – экран потух.
Некоторые пассажиры покорно опустились на сидения, некоторые, догадываясь, что ждет всех все равно одно*, обреченно сели на пол, а Владимир остался возле двери. Вертолет плавно развернулся где-то над хвостом поезда и медленно летел вперед. Гул его двигателей постепенно нарастал по мере того, как он приближался. Вскоре он пролетел над вагоном, где сидел, облокотившись спиной о дверь, Владимир, и гул начал затихать. Когда вертолет достиг первого вагона, где были расположены управляющие поездом компьютеры, его почти не было слышно. Все замерли в ожидании, но долгое время ничего не происходило (а может не очень долгое – время воспринималось вязким и растянутым). У многих на лицах выступил пот от напряжения и страха. И вдруг – удар, гул, треск, крики, потухшее освещение. Отключилась вся электроника – дверь зашипела и потеряла герметичность, этого и ждал Владимир. Еще один толчок – это был второй вагон. Владимир, не обращая внимания на крики и взывания о помощи, пытался силой открыть дверь. Это получилось через несколько минут, когда в щели уже начал проникать дым и запах гари. Дверь с трудом поддалась, и когда Владимир протиснулся в узкую щель, закрылась опять под давлением заклинившей механики. Владимир оказался между двумя магнитными путями – всего двумя из десятков, через которые ему надо было пробираться. Вертолет был еще далеко, у Владимира было время убежать, но он перешагнул магнитную границу следующего пути и лег на дно желоба, скрытый полуметровым бортом. От магнитного влияния сразу накатила тошнота и разболелась голова.
Владимир слышал, как в вагоне бьются в дверь и молят о помощи. А вертолет приближался все ближе, расстреливая состав. И вот над Владимиром пронеслись осколки и части тел пассажиров его вагона. Он зажмурился – на лицо что-то сыпалось*. Вскоре, когда весь поезд был уничтожен, был слышен только гул огромного «костра», в который превратились составы. Вертолет затих где-то вдалеке, и Владимир уже собирался вставать, но увидел серую громаду, мчащую прямо на него по магнитному пути. Расстояние было около двухсот метров, но магнитные поезда ходили с такой скоростью, что уйти с его пути было бы нереальным даже без тошноты – сейчас же Владимиру тяжело давалось каждое движение. Спас рефлекс. Владимир вжался в дно магнитного желоба и замер, успев только сглотнуть подступивший к горлу комок до того, как состав накрыл его. Оказавшись между двух сильных магнитных полей, Владимир даже забыл, что лежит под поездом* – его начало рвать, голова стала болеть почти до потери сознания, а мышцы свело судорогой. Через секунду состав был уже далеко, а мучения продолжались. Когда стало легче, Владимир заставил себя подняться и перейти через десятки других путей на обычную* землю. Болело горло после длительной рвоты, сжимался опустошенный живот и раскалывалась голова, но предстояла дорога* в Екатеринбург. Меньше, чем через час*, Владимир медленно побрел вдоль магнитных путей, оставив позади два обугленных каркаса.


добавлено 11.06.2007 16:04:15



- из Саратова не доехал никто и никуда. Во всей Колонии не осталось ни одного человека, кто* за последние десять дней был в Саратове.
- надеюсь, что эти меры были приняты не зря. А Он?
- неизвестно. Но я думаю, что если Он был в Саратове, то Его уже нет.
- все равно оцепление не снимать. Мы должны быть готовы ко всему.




К вечеру перед Владимиром возвысился* виадук, пересекающий магнитные пути на тридцатиметровой высоте. Это был шанс не идти пешком до Екатеринбурга, и Владимир на пределе сил поднялся по пешеходной лестнице наверх. Автобан из-за нестабильной обстановки, как гласил справочный экран на обочине, пустовал. Электронный справочник рекомендовал оставаться на месте и ждать случайных попутчиков, для этого рядом с экраном стояла пластиковая скамейка.
Всю ночь Владимир просидел рядом с пустой дорогой, иногда вздрагивая от стремительно пролетающих снизу поездов. Утром его подобрал одинокий водитель, едущий в пригород Екатеринбурга. Он высадил попутчика за несколько километров до первых домов. Там Владимир вновь остался один рядом с мертвой дорогой. От водителя он узнал, что Екатеринбург оцеплен Правительственной Гвардией. На специально оборудованных постах проверяли отпечатки пальцев и зрачки для установления личности. Войти в город и покинуть его, можно было только после согласования с органами управления.
Владимир засомневался. Чем дальше он продвигался внутрь Колонии, тем больше становился прежним – малодушным и нерешительным. Все более размытой становилась его цель*. Убить Правителей? Поднять всенародное восстание? Или просто сдаться властям без всяких на то мотиваций? После долгих размышлений Владимир решил в первую очередь пробраться к Правителям. И попытаться посеять панику и хаос, как советовал Дух Земли.

Этой же ночью в дом водителя, подвезшего Владимира, была брошена граната с удушающим газом, и когда все внутри были мертвы, туда вошли несколько солдат с биодетектором. – Устранили, - тихо произнес один из них в переговорное устройство и приказал сжечь весь дом.



- первый случай Стерильности в пригороде, у нас под боком.
- полностью заблокировать все въезды в город, – человек, с лицом, по которому нельзя было определить ни возраст, ни пол*, подошел к окну с видом на Екатеринбург и задумчиво потер подбородок. – Если вдруг Он где-либо появится – убивать без всяких предупреждений.








добавлено 11.06.2007 16:05:33
Сознание Владимира не воспринимало ничего, связанного со Стерильностью, после того, как Дух Земли воздействовал на него. Все упоминания о ней оно* тут же отбрасывало из памяти, как ненужное, и забывало. Нападения Правительственных Войск оно расценивало как охоту на него лично. Поэтому Владимир общался с другими людьми, ничего не подозревая. Во время общественной уборки территории он рассказал людям о Правителях и призвал к их свержению. Этого оказалось мало, и Владимир устроил целое выступление на площади. Все сводилось к антисоциальной политике Правителей и о пренебрежении к человеческим жизням. Владимир приводил примеры Саратова и безымянного поселка, нашлись родственники некоторых погибших. Когда было рассказано об уничтожении поездов, толпа была готова к выступлению. И тут послышались сирены – очевидно, нашелся человек, боящийся переворота и вызвавший полицию. Владимир призвал людей отстаивать свои права, и когда их внимание переключилось на прибывшую полицию, скрылся в одном из переулков. За его спиной слышались воинственные возгласы и глухие удары по полицейским щитам. Владимир был уверен, что к вечеру поднимется весь пригород. Недовольных и так хватало, не хватало искры. Дальше события развивались еще стремительнее, чем он ожидал. Местные компьютерщики перекрыли цифровой сигнал общественного телевидения и послали вместо него призыв к восстанию против Правителей. Он разнесся от Оби до Волги, насколько хватило мощности сигнала. И ночью волнения прокатились по всем крупным городам. На севере Казахстана поднялось население, недовольное своим положением. Как оказалось, их средняя зарплата была намного меньше, чем на Урале или в Сибири.* Оцепление столицы было разбито.
Рассвет бунтующие встретили между небоскребами центра Екатеринбурга, требуя появления Правителей. Когда толпа вошла в город, Владимир уже открыто командовал ею, зная, что так близко к Правителям оружие массового уничтожения не применят. Все, кто находился рядом с предводителем, воодушевлялись и чувствовали уверенность в своей победе. Тысячи людей обступили здание Правителей, самую высокую постройку во всей Колонии, скандируя воинственные кличи. Владимир поднялся над толпой на платформе подъемного крана и через усилитель вызывал Правителей.


- Безумец! Он не знает, что творит! От такого волнения общее биополе людей накрыло весь город! Почему Его еще не убили?!
- Мы уже Стерильны. Уже поздно. Если Он войдет сюда, как Он требует, ничего не изменится. Но Он хотя бы поймет, что натворил.





добавлено 11.06.2007 16:07:16

Владимир отдыхал и пил чай, чтоб снять хрипоту с голоса*. С захваченных складов провизии раздавали бесплатную еду и питье для народа (даже тем, кто не поддержал восстание – злости к заблуждающимся Владимир не испытывал). Вдруг каждый человек на площади услышал голос – тихий, но слышный с восьмисотметровой высоты без усилителей:
- Мы готовы говорить с вашим предводителем. Ему откроют главный вход, - здание Правителей было единственным зданием, куда Владимир запретил заходить, взламывать двери и разбивать окна. – Пусть идет один, ему ничего не сделают.
Владимир передал термос с чаем следующему, а сам медленно прошел сквозь расступившуюся толпу к огромной стеклянной двери. За ней кто-то суетился и через несколько секунд створки плавно разъехались в стороны, открывая роскошное помещение со стенами из зеркал, массивной мраморной лестницей и скульптурами, стоящими по углам. Кто-то сзади посоветовал не идти одному, или взять с собой оружие, но Владимир успокаивающе улыбнулся и ступил внутрь. Дверь бесшумно сдвинулась за спиной – стало чуть темнее, но зажглись лампы с мягким светом, и Владимир увидел стоящего у лестницы служащего в красной униформе. Он указал на блестящие ступени.
- Без лифта? – Владимир с подросткового возраста не поднимался по лестнице выше, чем на второй этаж.
Служащий молча кивнул и скрылся за портьерами, закрывавшими боковой коридор.
- Ну ладно… - Владимир начал решительно подниматься. Около пятнадцатого этажа он без сил сел на ступеньку и утер пот со лба. За столько лет он забыл, что такое подъем по лестнице. Кроме того, все вокруг удивляло. Владимир не представлял себе лестницу из мрамора на триста этажей. Лепной потолок, на каждом уровне разный, завораживал разнообразием узоров. Отражение в зеркалах сбивало с толку, множество картин и статуй поражало воображение. Собравшись с силами, Владимир пошел вновь, уже не отвлекаясь по сторонам, сконцентрировав внимание на лестнице. Еще через пятнадцать этажей – еще один отдых. Еще пять или шесть – и ноги уже отказываются идти. Владимир упал на лестницу лицом вниз и остался лежать.
- И у тебя нет сил? У меня тоже был выбор – если бы я пошел по легкому пути, я мог бы контролировать людей, не напрягаясь, сделать их рабами, они бы заглядывали мне в лицо, ожидая приказов, но я не поддался искушению, а попытался создать максимально демократичное общество, не зависящее от внешнего космоса, - Владимир не до конца понял, о чем речь, но не прерывал тихий спокойный голос, звучавший в ушах. – За это все космические силы посчитали меня бунтовщиком и узурпатором. Всего лишь за то, что я вклинился в их планы. Ты можешь выбрать быстрый, легкий путь, но ни я, ни ты никуда не спешим, - голос затих, и в наступившей тишине Владимир услышал звук открывающихся дверей. Преодолев боль, поднялся еще на несколько ступеней до следующего этажа и увидел кабину лифта, обтянутую мягким бархатом. Она манила к себе, и Владимир уже почти вошел в нее, но увидел окно и зачем-то приблизился к нему. Выглянув на улицу, он увидел внизу замершую толпу.
- Почему они замерли? Чего ждут? – заговорил Владимир сам с собой и вдруг понял. – Время стоит! - теперь Владимир почти без сомнений выбрал лестницу. До этого момента он опасался, что толпа устанет его ждать, подумает, что он погиб или бросил их, и начнет крушить все вокруг. Чтобы преодолеть только собственную боль, у него пока хватало сил.

добавлено 11.06.2007 16:09:55
Владимир снял с креплений висящее на стене копье и, опираясь на него, продолжил подниматься вверх. По дороге размышлял о говорившем с ним. Голос был тот же, что и на площади, та же уверенность, что через любой шум его можно услышать*. По внутренним ощущениям, Владимир мог бы сказать, что голос больше соответствовал Духу Земли, чем человеку. Значило ли это, что Правители имеют такую же власть и могущество? В сомнениях огромная часть пути прошла незаметно. Увидев вдруг, что лестницы дальше нет, Владимир выглянул в окно и увидел клочок облака, закрывший от него часть улицы. Тут только в голову пришло, что когда время останавливал Земной Дух, нельзя было подвинуть ни один предмет. Копье в руках показывало, что сейчас что-то не так. Но облако за окном по-прежнему не двигалось. Владимир открыл створку окна – без усилий – но ветер в помещение так и не вошел. Можно ли задохнуться, стоя на месте в безвременье, если воздух не циркулирует? Мучаться догадками не хотелось, и Владимир не без страха распахнул высокую резную деревянную дверь, единственную на этом маленьком этаже. Прямо за ней, почти в упор, стоял человек и смотрел на Владимира. Этого он не ожидал и немного отпрянул от двери. Лицо у человека было какое-то пустое, по нему нельзя было определить – это мужчина или женщина, какого он возраста. Где-то в глубине помещения маячил еще кто-то, но его закрывала неширокая спина стоявшего.
- Здравствуйте, – человек с пустым лицом дружелюбно поздоровался, но из-за спины на Владимира смотрели наполненные ненавистью глаза, и второй человек исчез где-то в боковых помещениях.
Хозяин отступил от двери и пропустил Владимира в просторную комнату, указав рукой на мягкое кресло напротив окна. В нише одной из стен располагался камин, огонь в нем весело потрескивал.
- Время уже не стоит? – спросил Владимир, прежде чем войти в комнату, глядя на игру огня.
- Время стоит за пределами этого здания, – мягко ответил хозяин. – Садитесь, я думаю, вам неудобно будет беседовать стоя, а разговор, я полагаю, будет долгий, – хозяин закрыл за Владимиром дверь и налил из небольшого чайника, стоявшего на камине, чай в две чашки. – Садитесь, не стойте.
Владимир прошел к креслу, на которое указывал хозяин (сейчас о нем не думалось, как о Правителе), облокотил копье о спинку и сел. Напротив, спиной к окну, протянув Владимиру чашку, расположился хозяин.
- С чего бы вы хотели начать разговор?
- С объяснений, – потребовал Владимир.
- Я не думаю, что вам они понравятся. Но если вы настаиваете, - хозяин пожал плечами.
- Я настаиваю.
- Ваше право, - хозяин помолчал, глядя в глаза. – Вы знаете, что вы Стерильны?
- Что, простите? – Владимир услышал слово, но тут же Сознание проглотило его бесследно. Но под взглядом Хозяина пелена с памяти начала спадать, и через секунду Владимир чуть не закричал. – Стерилен?! Но почему я не… Я заразил всех этих людей? – Владимир показал рукой на окно.
- Не только этих. Скоро настанет день, начиная с которого в Колонии не родится ни одного ребенка, и тогда начнется всеобщая паника. Спасшихся не будет. Космос сделал то, что задумал, – голос оставался спокойным, но в уголках глаз блеснули слезы.
- Расскажите мне все, от начала и до конца, - попросил Владимир.


добавлено 11.06.2007 16:12:19
- Моим началом стало появление Колонии. Так же, как Дух Земли возник одновременно с образованием нашей планеты, так я появился с образованием Колонии, – Владимир почувствовал ненавистный взгляд в спину, но обернуться не смел. - Появлением я обязан огромному энергетическому заряду - во время отделения Колонии миллионы людей стали плечом к плечу, чтобы спастись от гибели. Кстати, астероид со Стерильностью упал не просто так. После второй ядерной бомбардировки Японии, хотя ты, наверное, и не знаешь об этой стране, Дух Земли разозлился на весь людской вид. Земля почувствовала настроение своего возлюбленного…
- Что?
- Она, как и всякая планета, влюблена в своего Духа. А он в Нее. Она почувствовала его мысли и притянула астероид с этим опасным вирусом. Не знаю, почему именно с этим - в космосе летают и более смертельные. Возможно, Она не хотела своим жителям мучительной смерти. Не Мне судить. Они не ожидали сопротивления со стороны людей, поэтому все случилось так, как случилось. Дух Земли возненавидел Колонию. И Меня в ее лице. Ты хоть понимаешь, чего ты добился своим восстанием? – Владимир покачал головой. – Ты убил жизнь на Земле. Абсолютно всю. Через сто лет на ней не будет ни единого живого существа. Эра людей окончилась. Наступает Эра Земли.
- Но я не знал, что так будет…
- Это - не оправдание. Ты сам выбрал этот путь, ты знал, что тебе придется убить Правителей Колонии.
Владимир сидел, опустив голову и закрыв лицо руками, осознавая случившееся. Сколько миллиардов лет пройдет до появления первого животного.… А человек…
- Человек на Земле больше не появится, - прочел мысли Хозяин. – Ни Земля, ни Ее Дух на такое больше не решатся. Десятки планет уже погибли, разорванные в клочья взрывами, я думаю, человек вскоре не появится нигде во Вселенной.
- Это все из-за тебя! – вдруг закричал кто-то из-за спины. Владимир, вставая, обернулся и увидел второго безликого человека. – Твоя плата за это будет смерть! – он вдруг побежал на Владимира с занесенным над головой ножом. Рефлекторно Владимир схватил с пола копье и выставил перед собой. С хрипом его противник наткнулся на него и, пытаясь дотянуться до Владимира, еще глубже продвинул копье в свое тело, пока оно не вышло из спины. Нож выпал из слабеющей руки, струйка крови потекла по узкому подбородку и шее, и противник осел. Владимир испуганно отпустил копье и уже не видел, как тело складывается на полу в неестественное положение - он обернулся на Хозяина. Лицо Правителя побледнело и исказилось от сдерживаемых слез. Затем Хозяин молча отвернулся к окну.
- Это был твой друг? – неуверенно спросил Владимир.
- Брат. Второй Правитель, - не поворачиваясь, проговорил Хозяин. – Я воплотил в себе вс
8
давай кидай....буим читать!!!
кстати можешь просто вордовский файл кинуть? или сцылку....
19
Продолжение
- Моим началом стало появление Колонии. Так же, как Дух Земли возник одновременно с образованием нашей планеты, так я появился с образованием Колонии, – Владимир почувствовал ненавистный взгляд в спину, но обернуться не смел. - Появлением я обязан огромному энергетическому заряду - во время отделения Колонии миллионы людей стали плечом к плечу, чтобы спастись от гибели. Кстати, астероид со Стерильностью упал не просто так. После второй ядерной бомбардировки Японии, хотя ты, наверное, и не знаешь об этой стране, Дух Земли разозлился на весь людской вид. Земля почувствовала настроение своего возлюбленного…
- Что?
- Она, как и всякая планета, влюблена в своего Духа. А он в Нее. Она почувствовала его мысли и притянула астероид с этим опасным вирусом. Не знаю, почему именно с этим - в космосе летают и более смертельные. Возможно, Она не хотела своим жителям мучительной смерти. Не Мне судить. Они не ожидали сопротивления со стороны людей, поэтому все случилось так, как случилось. Дух Земли возненавидел Колонию. И Меня в ее лице. Ты хоть понимаешь, чего ты добился своим восстанием? – Владимир покачал головой. – Ты убил жизнь на Земле. Абсолютно всю. Через сто лет на ней не будет ни единого живого существа. Эра людей окончилась. Наступает Эра Земли.
- Но я не знал, что так будет…
- Это - не оправдание. Ты сам выбрал этот путь, ты знал, что тебе придется убить Правителей Колонии.
Владимир сидел, опустив голову и закрыв лицо руками, осознавая случившееся. Сколько миллиардов лет пройдет до появления первого животного.… А человек…
- Человек на Земле больше не появится, - прочел мысли Хозяин. – Ни Земля, ни Ее Дух на такое больше не решатся. Десятки планет уже погибли, разорванные в клочья взрывами, я думаю, человек вскоре не появится нигде во Вселенной.
- Это все из-за тебя! – вдруг закричал кто-то из-за спины. Владимир, вставая, обернулся и увидел второго безликого человека. – Твоя плата за это будет смерть! – он вдруг побежал на Владимира с занесенным над головой ножом. Рефлекторно Владимир схватил с пола копье и выставил перед собой. С хрипом его противник наткнулся на него и, пытаясь дотянуться до Владимира, еще глубже продвинул копье в свое тело, пока оно не вышло из спины. Нож выпал из слабеющей руки, струйка крови потекла по узкому подбородку и шее, и противник осел. Владимир испуганно отпустил копье и уже не видел, как тело складывается на полу в неестественное положение - он обернулся на Хозяина. Лицо Правителя побледнело и исказилось от сдерживаемых слез. Затем Хозяин молча отвернулся к окну.
- Это был твой друг? – неуверенно спросил Владимир.
- Брат. Второй Правитель, - не поворачиваясь, проговорил Хозяин. – Я воплотил в себе все человеческие благодетели, а он, к сожалению, пороки. Он никогда не умел держать себя в руках.
- Я сожалею… - Владимир подумал, что можно было по-другому защититься от нападения.
- Я понимаю Духа Земли. Люди всегда убивают других, спасая себя. Я не должен был быть Правителем людей. Я слаб для этого, – голос Правителя срывался, он плакал. Когда он обернулся, его лицо было залито слезами. – Люди смогут дожить сами. Ты должен убить меня.
- Никогда! Я не хочу брать на себя еще одну жертву.
- Тогда я умру сам! – Правитель открыл окно и вдохнул холодный ветер. Время уже возобновило свой ход. Комнату залило солнце. Правитель занес ногу над восьмисотметровой пустотой и почувствовал на плече руку Владимира.
- Стой! Я с тобой. Я не смогу жить, с тем, что я натворил. – Владимир стал рядом с Правителем, и тот взял его за руку. – А что меня ждет после смерти?
- Все, кто умер из-за тебя, - прошептал Правитель и шагнул в пустоту, потянув за собой Владимира.
Сознание Правителя покинуло его в полете, а Владимир остался наедине с мучениями совести и страхом, ставшими особенно сильными в эти последние секунды. Когда он увидел под собой людей, указывающих вверх пальцами, в сознании еще раз пронеслось – «все, кто умер из-за тебя».
- Все, - прошептал Владимир. – Просто все.

16
брррр.....ох и рассказик.....написано классно, сюжет заставляет задуматься.....*THUMBS UP* нравятся мне такие философские рассказы

*ох и мысли у тебя в голове роются если такой рассказ написал=)*

добавлено 11.06.2007 18:42:21
2 messia: классно что zepp влез своим постом, я аж 2 плюса те поставил;)
14
а слабо под кат кинуть? читать пока в лом, но обязательно прочту.

добавлено 11.06.2007 21:08:22
[moder=Govorun]2 messia: убедительная просьба спрятать текст под кат. и дальше всех прошу - пользуйтесь катом и тегом оффтоп. модеры за вас это делать не обязанны - можем просто удалять.[/moder]
19

классно что zepp влез своим постом, я аж 2 плюса те поставил

Bela

Зеппу отдельное спасибо, это я его попросил влезть с постом, а то у меня по знакам не влезало))

ох и мысли у тебя в голове роются если такой рассказ написал

Bela

Таких уже не роется. Это вообще последнее что я написал. С тех пор ничего...
16
ну что? никто больше не читал? почитайте, он того стоит=)) а то как-то Стасу только по моему мнению ориентироваться))
19
2 Bela: буду по твоему мнению ориентироваться! Хорошо хоть хорошее)) Буду считать себя ниипацо писателем)
50
Долго не решалась прочитать, размер пугал.:)
Отзыв Belы заинтриговал =))
Что сказать... В целом, понравилось.
Читается легко, втягивает. Хотя вообще к фантастике у меня достаточно спорное отношение. Тема чем-то отдаленно напомнила творчество Брэдбери, хотя, может, и показалось...

Осадок такой мрачный остался...
19
2 Хлоя: Я как раз весь свой мрачный осадок в этот рассказ и выплеснул... Сейчас опять накопилось, правда... буду наверно еще что-то делать...

Тема чем-то отдаленно напомнила творчество Брэдбери, хотя, может, и показалось...

Хлоя

не показалось. Вобщем говоря, идея появилась под смешанным впечатлением от Бредбэри и фильма "Эквилибриум"