Объединенный архив форумов UniverClub и StudLife (2006-2010). Поддерживает: Леонид Шевцов.

такая вот она жизнь...

2007
Бродила по нету и наткнулась на следующие рассказы...долго думала...слов нет...поэтому просто читайте...

"Как я провел лето..."

Все имена, событии я и обстоятельства, канешна, вымышленные.
- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского морского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ну давай же, ленивый тюлень, поворачивайся, уже 8, скоро Максим с Анькой приедут. Или ты забыл?
Как я мог забыть? Конечно нет, я помню. Мы едем на реку с ночевкой. Я, Ленка, Макс с Анькой и еще какие-то люди, знакомые Макса, я не знаю их.
Костер!
Рыбалка!
Шашлык!
Водка!
Река!
И конечно, Ленка. Если погода будет хорошей, мы вытащим спальники из палатки, и будем, как в прошлом году, в промежутках между занятием любовью, смотреть на звездное небо, ждать, когда звезда упадет и загадывать желание, опять одно и то же желание – всегда быть вместе.
Пока я мылся в душе, отзвонился Макс, сказал, что они уже завезли людей на берег и едут за нами. Чашка кофе, плавки, полотенце, палатка, мясо конечно, удочки, «милый, возьми мои кроссворды, нам будет скучно, когда вы напьетесь», ну и дальше по списку. Настроение супер, погода замечательная, Макс говорил, что его кореша подгонят каких-то голландских марок, я давно хотел попробовать. Когда Ленка спать ляжет закинемся, чтоб не заметила ничего. Поохотимся на розовых слоников, гыгы…
- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ты просил, чтоб я разбудила тебя в 5 утра, ты с ребятами будешь ловить рыбу. Уже 5.
Она целует меня в нос, кутается в спальник, сопит. Складочка на щеке, золотистый локон. Совсем ребенок…
Над речкой туман, солнце уже проснулось и лениво приподнимается над горизонтом, на мосту сидят умиротворенные толстые чайки, деловито всматриваются в даль. Пацаны уже собрались, пьют пиво, курят…
«Ну где ты там, заебал ждать, идем там за лесенкой станем, шоб бабы не засекли, если поссать вылезут»
Игорь, знакомый Макса, достает кусочек промакашки, делит на 4 части и раздает каждому. Все, поехали, тут по чуть-чуть, часа через 3 отпустит. Далеко не расходится!
Я кладу бумажку на язык, прижимаю к небу…
З-А-Е-Б-И-С-Ь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я хочу улыбнуться, открыть глаза и увидеть в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
Я не могу улыбнуться. Я ничего не вижу.
Я не чувствую себя.
Я ощущаю какой-то странный запах, очень смутно знакомый… Вокзал? Нет… Стоматолог? Похоже, но другой… Аптека? Пожалуй, это смесь аптеки, хлорки и стоматолога.
И я слышу очень много звуков. Какой то надрывный гул, шум мехов, пиканье приборов, причем я понимаю, что их несколько.
И голоса. Их тоже несколько, два молодых, женских, и два мужских, уверенных и сильных.
- Ну что тут плохого на понедельник?
- Два перитонита, желудочно-кишечное кровотечение, двусторонняя пневмония и овощ.
- Давай коротко обо всех, мне на пятиминутку…
- Перитониты пятничные, зонды поудаляли вчера, пьют, газы отходят.
- Ясно, нахуй, в смысле в хирургию переводим, дальше?
- Кровотечение свежее, ведется консервативно, гемоглобин при поступлении 70, сейчас 98
- Остается, дальше?
- Пневмония.
- Пневмонию я знаю, что анализы?
- Лучше, попали, видимо, антибиотиками.
- Конечно, по 100 баксов за флакон, тут не промахнешся. А шо за овощ? Ныряльщик?
- Долбоеб он, филателист хренов.
- Не понял? Ты че это при заведующем материшся? Ану рассказывай.
- Вова Огурцов, 21 год, поступил в воскресенье в 7.30 утра. Придурок поехал с друзьями на ночевку, нахавался ЛСД, начал убегать от кого то и сиганул с моста в реку. А там глубина полметра и камни. Короче, полбашки нахуй, ну и перелом шейного, как положено. Вот надо же им было живого довести, теперь ебись полгода…
- Ясно. Еще один. Урожайное лето, ниче не скажеш. И фамилия у него для овоща подходящая, Огурцов. Судьба видимо… Давай нейрохирурга к нему, невропатолога, травматолога, массажиста и всю остальную бесполезную хуйню, а я на пятиминутку и в операционную, надо помогать тем, кто с головой дружит… А что за ребенок сидит у нас на лестнице?
- Это девушка филателиста нашего…
- Надо же, совсем еще ребенок. Ей сказали?
- Нет.
- Почему?
- Я не могу…
- Ясно. Опять мне… Ну че глаза в пол? Дописывай истории и за коньяком собачей рысью!
- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я хочу улыбнуться, открыть глаза и увидеть в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
Я не могу улыбнуться. Я ничего не вижу.
Я не чувствую себя.
Я ощущаю какой-то странный запах, очень смутно знакомый…
Только это уже не смесь аптеки, хлорки и стоматолога. Так весной пахнет кошка, которая сдохла поздней осенью и пролежала всю зиму под снегом… А еще так в ноябре пахнет сырая яма в ночном лесу, которую ты только что вырыл сам под дулом пистолета… Так пахнет смерть…
И я слышу очень много звуков. Какой то надрывный гул, шум мехов, пиканье приборов, но он уже один. И голоса, женский и мужской, но не уверенный и сильный, а усталый и безразличный.
- Пиздец ванища…
- Хуле ты думала, синегнойка. Одну ногу отрезали, так теперь жопа гниет. Все отделение завонял, никого к нему положить невозможно.
- А как наркоз прошел при ампутации?
- Ебанись, какой наркоз? Он же овощ, ему похуй.
- Сколько он у нас уже?
- Пятый месяц.
- Блять, и что, нельзя отключить по тихому? Все равно ведь толку не будет.
- Девку жалко.
- Какую девку?
- Ту, что на лестнице.
- Я там только старуху видела страшную, седую всю, с черными глазами, как смерть, испугалась даже…
- Это девушка его, Лена, ей 18 лет позавчера исполнилось. Живет у нас на лестнице, саму уже раз 5 откачивали… Говорит, что они всегда должны быть вместе… Шеф боится, что если мы его отключим, она тоже умрет…
- Даа, дела… А я ведь ее помню, совсем ребенок, на ангела была похожа. Вот мудак…
- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского морского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ну давай же, ленивый тюлень, поворачивайся, уже 8, скоро Максим с Анькой приедут. Или ты забыл?
Как я мог забыть? Конечно нет, я помню, я все помню…
© Shurikjmurik

И вот еще один:
"Мне не больно"

Нет. Мне не было грустно.
Мне не было обидно.
Я вообще нихуя не почувствовал.
Она сидела напротив, тупо уставившись на пепельницу. Её тонкая сигарета тлела, зажатая тонкими хищными пальцами.
Это была стандартная ситуация когда сказать друг другу нечего. Но и уйти молча тоже нихуя почему-то не получалось.
- Ну ладно, вещи твои мы завтра перевезём…Или ты сегодня что-то хочешь забрать?
- Да, мне нужно сегодня забрать кое-что.., - она давилась слезами. Но я сделал вид, что ничего не замечаю, и предложил поехать вместе. Чтоб она могла забрать то, что ей нужно.
Она согласилась. Ехали в такси. Я поглядывал на неё, словно ожидал увидеть нечто новое и неожиданное. Глаза у неё были красные от слёз. Губы побледнели, а остатки помады скатались в розовые комочки. Она отрешенно смотрела а в окно, и механически поправляла волосы.
Домой доехали быстро. Всё так же молча зашли. Но напряжение как будто прошло. Я достал из холодильника пиво и пошёл на балкон. Не хотел мешать собираться.
Я слышал, как шумно она топала в комнате. Чем-то шуршала и переодически отвечала на звонки одной и той же фразой:
- Да..да, привет. Я перезвоню..да.
Я стал думать о том, кто ей так часто звонит и почему. И меня вдруг затошнило от ещё свежих воспоминаний. И это было первое сильное ощущение с того момента, как я послал её на на хуй. Сделав большой глоток пива, я хотел смыть тошноту поглубже..
- Я не могу так..- раздался за спиной ее голос. – Я не могу…Нам нужно поговорить.
- О чем?
На балконе было слишком тесно для двоих. И поэтому она стояла на пороге. Дрожащими руками она прикурила сигарету и шумно выдохнула дым:
- О нас.. О том, что нельзя вот так вот.., - голос её дрогнул и она закрыла глаза, чтобы сдержать слёзы. – Мы не можем вот так вот бросить всё. Разойтись.
- А что нам ещё делать? – всё это начинало мне действовать на нервы…да и пиво заканчивалось.
- Поговорить. Если нужно – подождать..Может мы подождём пока что..некоторое время. А потом ..опять попробуем..Вместе. Просто подождём..это ведь не так уж и сложно.
- Я не хочу ждать! Я хочу жить! Поняла? Жить и не ждать всякой там хуйни! – я повысил голос.
Её губы опять задрожали... По щекам катились крупные слёзы. Сквозь тяжесть слёз, она пыталась говорить, делая паузы для того, чтобы глотать комки этого плача.
- Я понимаю….я всё понимаю. Но я не хочу жить без тебя. Я сделала гадость. Но я..ладно. Сложно простить. Я понимаю. Но ещё гораздо сложнее разлюбить тебя. Я прошу просто подождать..немного. Я люблю тебя..
Каждое её слово вгрызалось мне в мозг и отдавало болью в висках. Я не мог смотреть на её жалкое плачущее лицо. На опухшие веки. На судорожные затяжки горьким дымом. На бледную кожу щек, блестящую полосочками засохших слёз. На розовые комочки помады, присохшие к губам..Тошнота моя усиливались.
- Ты любишь не меня. Ты любишь ебаться с моими друзьями. И я не могу ни ждать, ни простить тебя. Ты собрала вещи, за которыми приехала?
Она часто заморгала, как будто бы увидела перед собой что-то необъяснимое и страшное. Лицо снова исказила гримаса. Я отвернулся. Смотрел на небо. Смотрел вниз. На людей. На собак. На асфальт. Я впитывал это всё, чтобы выжечь последние кадры «разоблачения» из памяти – моя жена с хуем во рту. Лицо друга..от горечи он сжал зубы..Но продолжал мне смотреть в глаза. Она..с открытым..но уже пустым ртом. Так больно в груди, не хватает воздуха. Что-то невидимо острое медленно резало сердце и спазмировало в желудке. Я таращился на хуй друга. А он торопливо натягивал трусы..и руки его дрожали, как будто бы при каждом движении его било током. Вся эта картина заволокла собой небо, людей, собак, асфальт, рыдания за моей спиной. Обволокла моё сознание и память. И тошнота поползла вверх. Я проблевался…

Ещё с месяц она мне звонила. Умоляла, плакала, угрожала самоубийством, истерила или же просто молчала. И я перестал отвечать на её звонки. Память моя реанимировалась, и постепенно боль воспоминаний заглушалась. Я заставил себя жить. Я не разочаровался в любви. Я искал в женских глазах искренность. Искал в женских объятиях тепла. Я не предал друзей. И простил того, кому так самоотверженно сосала моя любимая в течении года. Но заставить себя простить её я не смог. При каждой попытке меня душила тошнота и я запивал её пивом, и заедал сигаретным дымом.

Спустя почти год она мне прислала смс: «Я не могу больше жить. Я устала». К тому времени я уже отвык от неё. И это сообщение взволновало меня. Я даже чуть не перезвонил. И чувство тревоги долго не отпускало меня. Она даже приснилась мне. Счастливая, улыбающаяся. Именно та, в которую я без памяти влюбился и обезумел от этого чувства. Та, о которой я мечтал – красивая, с тонкими запястьями, пахнущая земляникой девочка. Та, которую я любил.
Я проснулся в поту. И ощущение было такое, словно мне всю ночь снились кошмары. Я всё таки ей перезвонил. Она не отвечала. Я звонил ей целый день. И чувство тревоги наростало. Вечером я поехал к ней. Мне было страшно. Дома была её младшая сестра. Она долго не открывала мне дверь. Потом через цепочку всё таки открыла и глядела на меня огромными глазищами, полными слёз…глазами своей старшей сестры.
- Она попала под машину..вчера… - девочка говорила шепотом, но её слова разрывались в моих ушах адским грохотом. Я смотрел пустыми глазами на девочку и наверное ещё больше напугал её. Она сказала мне «до свидания», но дверь не закрывала. Мы впитывали страдания и боль друг друга через приоткрытую дверь. Пока я на слабеющих ногах не попятился назад. У меня закружилась голова, я осел на пол, глотая воздух, как рыба, выброшенная на берег. Дверь захлопнулась..но я ещё слышал, как девочка тихонько всхлипывала, стоя по ту сторону мира..в котором только что умерла моя душа.


Нет слов...
1684
первый рассказ оч интересный, есстественно есть над чем подумать..или хотябы представить. оч напоминает "Реквием по мечте". наверно это написал человек, потерявший таким образом друга.

второй рассказ просто ужасный - девка сама виновата. мне кажется, ей нет оправдания. я б её не простил. даже если бы любил и она бросилась под машину. ну канешно тяжело, но голова должна быть на плечах и у одного и у второго. и друг тоже молодец, хотя какой он друг...
86
Первый рассказ уже есть дет на форуме...
66
Второй рассказ.
Если чесно, меня аж в пот бросило. Такие рассказы реально за душу хватают. Видно, что человек писал по своим чувствам. то, что чувствовал писал, а не для того, что бы выпендриться перед кем-то...
Это кошмарно...Надо уметь прощать. Даже в таких лучаях....
1684
прощать? измену? ну уж нет. твоя девушка сосёт у друга, а ты её потом целуешь... мну тошнит...
Missing
Второй. Надо думать головой, я б и друга не простила.