Объединенный архив форумов UniverClub и StudLife (2006-2010). Поддерживает: Леонид Шевцов.

Куски зацепивших произведений

Missing
Предлагаю постить сюда отрывки из произведений, которые чем-то сильно задевают за душу, подходят к жизненной ситуации. Может кто-то найдет себя и прочитает произведение, мало ли



…Господи, научи меня не сомневаться, не искать компромиссов, а просто отрубать – и все. И не надо твердить "бедная девочка". Да, она совершенно потерялась, оставшись одна – а ты?.. Пожалей сначала себя. Но себя ты жалеть не умеешь, а тебе ведь обязательно надо кого то жалеть – может, из за этого ты никак не забудешь ее? Не хочешь понять, что она сама оттолкнула бы тебя рано или поздно. Ведь ты не в силах дать ей все, чего она хочет и чего, откровенно говоря, не особенно заслуживает. Подумай еще и об этом. И согласись, что разумнее – отрезать и забыть. Напиши ей какую нибудь мерзость, что нибудь очень гадкое, пусть она решит раз и навсегда: ты – ее ошибка. Ошибка молодости. Пусть всплакнет над истраченной на тебя юностью и ушедшим в песок первым сильным чувством, зато потом двинется по предначертанной ей дорожке с чисто коммерческим взглядом на взаимоотношения полов. Найдет солидного мужа, приличествующего ее положению, и уедет к чертовой матери обратно в свой родной Нью Йорк – дочь разведполка, шпионами рожденная, шпионами воспитанная, шпиону же предназначенная в жены, лицемерная, скрытная и лживая насквозь… Вот как я могу думать о тебе. А могу вообще не думать, и ничего страшного не происходит. Только образуется пустота внутри, щемящая пустота… Где ты сейчас, с кем ты? И почему я тебе не пишу, и от этого уже не больно? Ох, как я хотел сделать тебя счастливой, сделать так, чтобы ты никогда не сомневалась, правильно ли поступила, сказав слова любви этому человеку – который сидит сейчас, небритый и прокуренный, с воспаленными от ветра глазами, на холодном железе… Как все было красиво и как все странно повернулось, сквозь пальцы утекло, потеряв остроту и сладость – чувство, казавшееся вечным. Тебе не стоило привязываться ко мне, милая. Иди с миром, пока я в силах гнать тебя и выдержать это. Пока не помню вкуса твоих губ – помню, что он прекрасен, и только. Не помню запаха твоих волос – помню, кружилась голова, и ничего больше. Не помню, что это такое – когда твоя обнаженная грудь прижимается к моей груди. Пока я не помню. Потому что завтра могу вспомнить вновь.
Я страшно устал тут. Я только за вчерашний день, моя дорогая, схлопотал пять суток ареста – это и за губную гармошку пулеметчика Ганса, и за наглость вообще, и за нетактичное поведение с офицером (а что делать, если он не офицер, а дерьма кусок?), и за реплики из строя. И за то, что замполит был пьян, а я зарычал на него в ответ; и за то, что начальник штаба был зол, а я проходил мимо. Но скоро я отдышусь, поэтому забудь обо мне прямо сегодня, прямо сейчас. Пока я опять не расправил плечи. Пока не вернулся к жизни тот парень, в которого ты влюбилась без памяти, и от которого просто не сможешь уйти…



О. Дивов, Оружие возмездия
1691
"В июле ночи можно проводить на веранде – не холодно. А печальные и большие ночные бабочки почти не мешают: их легко отогнать дымом сигареты. В этом рассказе, который я пишу июльской ночью на веранде, речь пойдет о больной девушке. Она очень больна. Она живет на соседней даче вместе с человеком, которого считает своим дедушкой. Дедушка сильно пьет, он стекольщик, он вставляет стекла, ему не больше пятидесяти лет, и я не верю, что он ее дедушка. Однажды, когда я, как обычно, проводил ночь на веранде, ко мне постучалась больная девушка. Она пришла через калитку в заборе, который разделяет наши небольшие участки. Пришла через сад и постучалась. Я включил свет и отворил дверь. Лицо и руки ее были в крови – это стекольщик избил ее, и она пришла ко мне через сад, чтобы я помог ей. Я умыл ее, смазал ссадины зеленкой и напоил чаем. Она до утра просидела у меня на веранде, и мне казалось, что мы о многом успели поговорить. Но на самом деле мы молчали всю ночь, потому что она почти не умеет говорить и очень плохо слышит из за своей болезни. Утром, как всегда, рассвело, и я проводил девушку домой по садовой тропинке. За городом, да и в Москве, я предпочитаю жить один, и тропинки вокруг моего дома едва намечены. В то утро трава в саду была белой от росы, и я пожалел, что не надел галоши. У калитки мы немного постояли. Она попыталась сказать мне что то, но не смогла и заплакала от горечи и болезни. Девушка повернула вертушку, которая, как и весь забор, была мокрая от осеннего тумана, и побежала к своему дому. А калитка осталась открытой. С тех пор мы подружились. Она иногда приходит ко мне, и я что нибудь рисую или пишу для нее на ватманских листках. Ей нравятся мои рисунки. Она рассматривает их и улыбается, а потом уходит домой через сад. Она идет, задевая головой ветки яблонь, оглядывается, улыбается мне или смеется. И я замечаю, что после каждого ее прихода мои тропинки обозначаются, как будто, все лучше. Пожалуй и все. Больше мне нечего сказать о больной девушке из соседнего дома. Да, это небольшой рассказ. Даже совсем небольшой. Даже ночные мотыльки на веранде кажутся больше."

"Школа для дураков" Саша Соколов
2241
" Вчера на улице ко мне подошла старуха и предложила купить вечную иглу для примуса. Вы знаете, Адам, я не купил. Мне не нужна вечная игла, я не хочу жить вечно. Я хочу умереть. У меня налицо все пошлые признаки влюбленности: отсутствие аппетита, бессонница и маниакальное стремление сочинять стихи. "
И.Ильф, Е.Петров
2583
Втирания изменили ее не только внешне. Теперь в ней во всей, в каждой частице тела, вскипала радость, которую она ощутила, как пузырьки, колющие все ее тело. Маргарита ощутила себя свободной, свободной от всего. Кроме того, она поняла со всей ясностью, что именно случилось то, о чем утром говорило предчувствие, и что она покидает особняк и прежнюю свою жизнь навсегда. Но от этой прежней жизни все же откололась одна мысль о том, что нужно исполнить только один последний долг перед началом чего-то нового, необыкновенного, тянущего ее наверх, в воздух. И она, как была нагая, из спальни, то и дело взлетая на воздух, перебежала в кабинет мужа и, осветив его, кинулась к письменному столу. На вырванном из блокнота листе она без помарок быстро и крупно карандашом написала записку:
"Прости меня и как можно скорее забудь. Я тебя покидаю навек. Не ищи меня, это бесполезно. Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня.
Мне пора. Прощай. Маргарита".


Булгаков. "Мастер и Маргарита"
3036
-- И что же я должен делать?
-- Ты уже много чего потерял. Много большого и важного. Никто в этом не виноват. Дело не в том, кто виноват, -- а в том, чем ты затыкал свои дыры. Всякий раз, когда ты что-то терял, в тебе открывалась очередная дыра. И каждую такую дыру ты затыкал чем-то взамен утраченного. Будто метку ставил на память... А как раз этого делать было нельзя. Ты заполнял эти дыры тем, что должен был оставлять внутри. И раз за разом просто стирал себя самого... Зачем? Что тебя заставляло?
-- Не знаю, -- ответил я.
-- Хотя, может, и спрашивать так не годится. Может быть, это что-то вроде Судьбы. Даже не знаем, как тут сказать поумнее...
-- Тенденция? -- подсказал я.
-- Ага, она самая! Тенденция. Вот мы и думаем... А вдруг, даже начав жить заново, ты все равно будешь делать так же? Раз уж такая тенденция? А если тенденции следовать долго, однажды наступит момент, когда назад уже не вернуться. Поздно. И даже мы не сможем помочь. Ведь мы умеем только сидеть здесь и все ко всему подключать. И кроме этого -- ничего.
-- Но что именно я должен делать? -- спросил я его еще раз.
-- Как мы уже сказали -- мы сделаем, что умеем. Попробуем правильно тебя подключить, -- сказал Человек-Овца. -- Но одного этого будет мало. Дальше ты сам должен стараться изо всех сил. Будешь на одном месте сидеть да о смысле жизни думать -- ничего не получится. Все пойдет псу под хвост. Это тебе понятно?
-- Да это как раз понятно, -- сказал я. -- Но, черт возьми, что конкретно я должен делать?
-- Танцуй, -- сказал Человек-Овца. -- Пока звучит музыка -- продолжай танцевать. Понимаешь, нет? Танцуй и не останавливайся. Зачем танцуешь -- не рассуждай. Какой в этом смысл -- не задумывайся. Смысла все равно нет и не было никогда. Задумаешься -- остановятся ноги. А если хоть раз остановятся ноги -- мы уже ничем не сможем тебе помочь. Все твои контакты с миром вокруг оборвутся. Навсегда оборвутся. Если это случится, ты сможешь жить только в здешнем мире. Постепенно тебя затянет сюда целиком. Поэтому никак нельзя, чтобы ноги остановились. Даже если все вокруг кажется дурацким и бессмысленным -- не обращай внимания. За ритмом следи -- и продолжай танцевать. И тогда то, что в тебе еще не совсем затвердело, начнет потихоньку рассасываться. В тебе непременно должны оставаться еще не затвердевшие островки. Найди их, воспользуйся ими. Выжми себя как лимон. И помни: бояться тут нечего. Твой главный соперник -- усталость. Усталость -- и паника от усталости. Это с каждым бывает. Станет казаться, что весь мир устроен неправильно. И ноги начнут останавливаться сами собой...
Я поднял голову и уставился на гигантскую тень за его спиной.
-- А другого способа нет, -- продолжал Человек-Овца. -- Обязательно нужно танцевать. Мало того: танцевать очень здорово и никак иначе. Так, чтобы все на тебя смотрели. И только тогда нам, возможно, удастся тебе помочь. Так что -- танцуй. Пока играет музыка -- танцуй.
ПОКАИГРАЕТМУЗЫКАТАНЦУЙ...

Х. Мураками
2719
Дети пишут Богу

Я Тебя, конечно, люблю, но маму и папу больше. Это ничего? Зоя, 3 кл.

Почему весной, когда вечером Ты включаешь на небе звезды и дуешь на Землю теплый ветер и вокруг тихо-тихо, мне иногда хочется плакать? Наташа, 2 кл.

Как это: на все воля божья?! И на лето, и на мамину болезнь, и на войну? Марат, 2 кл.

А когда на Земле стреляют, Ты что, не слышишь, Господи? Валера, 2 кл.

Ну, а теперь Ты бы создал во второй раз человека? Олег, 3 кл.

А что если люди Тебя не любят, а боятся? Руслан, 2 кл.

А атеисты у тебя что-нибудь просят? Ояр, 3 кл.

А мы не игрушки Твои? Саша, 2 кл.

Если я попаду в ад, Ты меня там увидишь и будешь смотреть, как надо мной издеваются? Глеб, 3 кл.

Боженька, пусть я буду жить столько, сколько хочет мама. Вера, 1 кл.

Хочу на Землю, которую сотворил Ты, а не люди. Андрей, 4 кл.

Когда я умру, не хочу ни в рай, ни в ад. Хочу к Тебе. Вера, 3 кл.

Следи за мной внимательнее, чтоб я чего-нибудь не вытворил. Алик, 1 кл.

Знаешь, был на кладбище, и меня потряс один памятник. Черный большой камень, на нем высечено одно слово: «Мама». И все. Ваня, 4 кл.

Я никогда не смогу забыть папины глаза, как он смотрел, когда мама, схватив меня за руку, уходила от него навсегда. Андрей, 4 кл.

Не требуй, чтоб на Тебя все молились. Это нескромно. Валя, 4 кл.

Я плохой, но пусть бросит в меня камень, кто хороший. Только, чур, Ты сам не швыряйся! Вячеслав, 3 кл.

Развод - это похороны семьи. Оля, 4 кл.

Скажу по секрету: когда я вижу одинокую женщину, мне бывает за Тебя стыдно. Армен, 4 кл.



3036
Феликс Кривин ……………….ЗАКОН ВСЕМИРНОГО ТЯГОТЕНИЯ………………………


У Вселенной непорядок с одной Галактикой.
- Что с тобой, Галактика? Как-то ты вся затуманилась…
- Да вот, Солнце тут есть одно…
У Галактики непорядок с одним Солнцем.
- Откуда у тебя, Солнце, пятна?
- С Землёй что-то не ладится…
У Солнца непорядок с одной Землёй.
- Что у тебя, Земля, там происходит?
- Понимаешь, есть один Человек…
У Земли непорядок с одним Человеком.
- Что с тобой, Человек?
- Бог его знает! Вроде ботинок жмёт…
Один ботинок – и тяготит всю Вселенную!